Ритмокардиограмма поможет спасти жизни тысячам южноуральцев

Ритмокардиограмма поможет спасти жизни тысячам южноуральцев

В этом году в Челябинской области состоится международная конференция, на которой представители Школы нейрокардиологии Мироновых расскажут коллегам о новом методе высокоточной диагностики сердечно-сосудистых заболеваний и компьютерном приборе – ритмокардиографе, позволяющем проводить уникальный анализ волновой структуры вариабельности сердечного ритма.По применению метода защищены 23 диссертации, пять из них – докторские, написаны пять монографий, одна – на английском языке. Авторы были победителями нескольких конкурсов, в том числе федеральных, имеют более десяти дипломов и поощрительных российских и региональных грамот, десять патентов РФ на изобретения.

В Челябинской области метод и прибор пользуются огромной популярностью среди пациентов, благодарных врачам. Но, как и при любых научных достижениях, нашлись противники нового метода исследования и даже откровенные завистники.

О целях проведения конференции, уникальности ритмокардиографии, приборе и проблемах, с которыми приходится сталкиваться при его производстве агентству «Урал-пресс-информ» рассказала профессор, доктор медицинских наук, Соросовский профессор, заведующая кафедрой профессиональных болезней и клинической фармакологии ЧелГМА Татьяна Миронова.

- Татьяна Феофановна, когда пройдет конференция и кто будет в ней участвовать?

- Мероприятие пройдет осенью 29-30 октября в Челябинской областной больнице. Мы созываем международную конференцию, чтобы поделиться опытом с нашими коллегами за рубежом и в стране. Нам есть что показать. У нас около 60 тысяч пациентов уже прошли через это обследование, при этом у 87% своевременная диагностика заболевания позволила назначить адекватное лечение и тем самым помочь больным, а в некоторых случаях спасти человеку жизнь.

Конференция началась с того, что нас пригласили в Сербию на международный симпозиум «Нейрокард-2011». Средств на поездку не хватило, так как все деньги в тот момент уходили на кардиохирургические разработки. Но одна наша молодая соискательница смогла туда поехать. Она сделала доклад, и когда члены симпозиума вникли в то, что она рассказывает, это их очень впечатлило. Ведь все, кто работает с вариабельностью сердечного ритма, в основном, заняты только теоретическими разработками. Руководитель симпозиума высказал пожелание приехать в Челябинск и посмотреть, как мы работаем.

Я надеюсь, что по итогам конференции, мы начнем научно-практическое сотрудничество с Сербией.

-В чем уникальность ритмокардиографии?

- В клиническом применении. В этом мы, похоже, впереди. Мы с помощью ритмокардиографии умеем диагностировать более точно гипертоническую болезнь с ее стадиями и осложнениями, можем подбирать лекарственные препараты персонально каждому человеку. Мы знаем, какую волновую структуру регистрирует аппарат при угрозе инфаркта миокарда, распространенного и нераспространенного, знаем, как меняется волновая структура сердечного ритма при остром коронарном синдроме. Если у пациента высок риск смертельного исхода, мы тоже можем это увидеть на ритмокардиограмме и спасти человека. Замечательно работает метод при аритмиях сердца, в том числе жизнеопасных.

У беременных женщин в первом триместре возможно по ритмокардиограмме прогнозировать осложнения во время беременности, в том числе аритмии, гипертонию беременных, гестоз. Мы можем предсказать сердечно-сосудистые осложнения разных заболеваний – бронхиальной астмы, хронической обструктивной болезни легких, профессиональных заболеваний, диабета, опухолевых процессов. Мы также можем помочь в диагностике системной красной волчанки, которая считается еще непознанным заболеванием, приводящим иногда к фатальному исходу.

Если бы ритмокардиография была хотя бы наполовину распространена так, как электрокардиограмма, это решило бы проблемы клинической фармакологии. Большая часть лекарственных препаратов, которые поступают на российский рынок, имеют побочные эффекты или не до конца исследованы. На ритмокардиограмме это видно.

- Как вы пришли к идее создания этого инновационного метода?

- 27 лет назад, в процессе проведения научных исследований, мы с Владимиром Александровичем Мироновым столкнулись с необходимостью создания высокоразрешающей технологии для анализа сердечного ритма.

Самые первые ритмограммы мы строили на миллиметровке. Это был чрезвычайно трудный процесс, но когда диагностика сошлась один к одному, мы поняли, что необходимо работать дальше в этом направлении. И первое, что мы сделали, когда накопилось достаточное количество информации, – попытались создать программное обеспечение для инновационного метода исследования. Первые программные исследования проводили в Литве. Работали по ночам, потому что было очень дорого компьютерное время. У нас компьютер появился только в 1990 году. Все годы занимались программным обеспечением и техникой. Этому делу был отдан солидный кусок нашей жизни.

На сегодняшний день удалось создать базовый прибор ритмокардиографии высокого разрешения. Это высокая технология в кардиологии, но, к сожалению, не все это понимают или не хотят вникнуть, и от таких людей начинают идти негативные высказывания. Мы же ежедневно видим положительные результаты применения ритмокардиографии. И это правда. Никаких поползновений разбогатеть. Главное – успеть довести метод до состояния «непотопляемости», ведь на него истрачены наши жизни и хочется верить, что не зря.

- Данный метод исследования существенно отличается от электрокардиограммы?

- Принципиально! Электрокардиография – это регистрация и анализ электропотенциалов сердца, ритмокардиограмма – это ряд временных интервалов между сокращениями сердца. При высокой точности и корректном компьютерном анализе их изменчивости извлекается диагностическая информация. Это более точный метод, чем электрокардиография, при некоторых болезнях – в 2-3 раза чувствительнее, хотя они оба полезно дополняют друг друга.

Понимая, что стандартная диагностика фатально опаздывает, 27 лет назад мы пришли к выводу, что для кардиологии необходимо разрабатывать новые высокоточные диагностические технологии. Электрокардиограмма регистрируется с разрешением от 80 Гц до 128 Гц – это число опросов в одну секунду. Для ритмокардиограммы самая точная диагностическая информация получается при разрешении 1000 Гц – это тысяча опросов в одну секунду. Когда записываются данные с меньшей скоростью, информации получается не просто меньше – она совсем другая.

Возможно, в будущем захочется более высокого разрешения, там, наверное, будет еще более емкая информация о кардиоваскулярном состоянии. Но пока все силы и собственные финансы уходят на то, что делаем. И от этого невозможно отказаться, так много истрачено лет, стремлений, переживаний по поводу неудач и радости, когда что-то получается. Кто-то сказал, что для того, чтобы создать что-либо стоящее, на это надо истратить жизнь. Это мы и делаем.

- Как вы думаете, наступит ли время, когда ритмокардиограмма полностью заменит электрокардиограмму, и нужно ли это вообще?

- Я думаю, что данные методы исследований адресованы разным аспектам работы с сердечно-сосудистой системой. Я думаю, что и то, и другое должно быть. Поэтому в наш программный комплекс мы ввели синхронную запись электрокардиограммы, что позволяет нам расширить диагностику.

- Где на сегодняшний день используется новый метод диагностики?

- Наш ритмокардиограф стоит в отделении нейрокардиологии в Челябинской областной больнице. Мы очень благодарны бывшему губернатору Петру Ивановичу Сумину за то, что он разрешил открыть нам это отделение. На оборудование нам дали тогда только 60 тысяч рублей, все остальное закупали своими силами. Больные приходят на прием ежедневно по 17-20 человек. Мы также благодарны главному врачу ЧОКБ Марату Владимировичу Бавыкину, который понимает нас и всегда готов помочь.

- Вы планируете распространить аппараты по лечебным учреждениям страны?

- Проблема состоит в том, что мы не можем найти честного производителя. Когда мы стали получать первые результаты своих исследований, на российском рынке медицинской техники появилось много предприятий, которым надо было выживать любой ценой. Чтобы добавить коммерческую привлекательность своей аппаратуре, они по нашим книжкам сделали прибор, но с огромными ошибками, некачественным программным обеспечением и с гораздо более низкой чувствительностью.

При договоре с главврачами больниц производители контрафактной продукции ссылались на работу Мироновых, на анализ вариабельности сердечного ритма, и главврачи покупались на их уговоры. Но не получали тех результатов, которые получаем мы. И не будучи программистами и техниками, медики разочаровывались в анализе вариабельности сердечного ритма. Но всему миру мы же не объясним, что должна быть другая чувствительность, другое программное обеспечение на основе серьезных клинических и физиологических знаний о кардиоваскулярной системе. И не только.

Мы говорили об этом с фирмами-производителями, кто-то послушал нас и прекратил работу, а кто-то продолжает выпускать контрафакт. Мы предлагали им сотрудничество, но им интересен быстрый доход.

- На сегодняшний день вы так никому и не передали свои патенты?

- Нет. Мы не можем сделать полное отчуждение патентов, так как мы ежедневно по ним работаем с пациентами и проводим новые исследования. Но мы готовы поискать консенсус о неисключительной передаче патента, чтобы у нас была возможность дальнейшего развития данного метода исследований. Сейчас занялись кардиохирургией. Потрясающе интересно! Результаты уже сейчас можно прогнозировать. Могут получиться диссертации. При современной оценке ценности работы это самый честный метод доказательства.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины
Читайте также

Оставить комментарий