Влияние противовоспалительных препаратов на состояние сердца при ревматоидном артрите

Влияние противовоспалительных препаратов на состояние сердца при ревматоидном артрите

Проблема эффективного и безопасного лечения заболеваний опорно-двигательного аппарата является одним из приоритетных направлений медицины вообще и ревматологии в частности. Актуальность этой проблемы обусловлена в первую очередь социальным аспектом, а именно высокой частотой встречаемости данной категории патологии в популяции и типичным развитием у больных временной и стойкой нетрудоспособности.

Несмотря на многочисленные клинические исследования, ревматоидный артрит (РА) по-прежнему является заболеванием с неизвестной этиологией, что делает невозможным проведение эффективной этиотропной терапии. В связи с этим, чрезвычайно важным является раннее назначение препаратов, снижающих вероятность необратимого поражения суставов и внутренних органов, а также постоянный контроль эффективности проводимых мероприятий, возможного развития побочных реакций и своевременной коррекции программы лечения.

Симптоматическое лечение РА предусматривает, в первую очередь, назначение НПВП, которые остаются одним из основных фармакологических агентов применяющихся при этом заболевании. Их высокая эффективность хорошо известна не только из клинического опыта врачей (и пациентов), но и доказана в многочисленных контролируемых испытаниях, соответствующих стандартам «медицины доказательств».

При лечении НПВП возможно появление побочных реакций: повышение артериального давления, появление отеков и симптоматики сердечной недостаточности. Подобные побочные эффекты в целом встречаются примерно у трети больных, а в 5% случаев представляют серьезную угрозу жизни пациентов.

Особенно значимыми потенциальные «сосудистые» эффекта НПВП такие как повышение артериального давления, задержка жидкости могут быть у лиц с повышенным риском кардиоваскулярных осложнений, например, у пациентов пожилого возраста, страдающих артериальной гипертонией, ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом, а также ревматоидным артритом.

Прием таких лекарственных средств как прямые и непрямые антикоагулянты, низкие дозы ацетилсалициловой кислоты, глюкокортикоиды, метотрексат, циклоспорин, также могут повышать риск развития побочных эффектов ИПВП.

Риск обострения застойной сердечной недостаточности (ЗСН) у лиц, принимающих НПВП, в 10 раз выше, чем у не использующих эти препараты. Прием НПВП удваивает риск госпитализаций, связанных с обострением ЗСН негативно влияет на общую выживаемость пациентов. В целом риск декомпенсации кровообращения у пожилых пациентов со «скрытой» ЗСН на фоне приема НПВП, примерно такой же, как и при тяжелых желудочно-кишечных осложнениях (1-5%).

В публикации Pase J. с соавторами была показана возможность развития застойной сердечной недостаточности у пожилых больных, страдающих остеоартрозом и гипертензией, по поводу которых они принимают гипотензивные препараты и НПВП, при этом увеличение дозы последних повышает вероятность возникновения сердечной недостаточности.

По данным Dzau V. и соавторов у больных с тяжелой ХСН однократный прием индометацина вызывает повышение системного АД и общего периферического сосудистого сопротивления, а также уменьшает сердечный выброс.

Вместе с тем, в ряде других исследований имеются сведения о том, что прием НПВП является только фактором риска декомпенсации ХСН и не влияет на развитие сердечной недостаточности у пациентов с нормальной функцией левого желудочка.

Проблема кардиоваскулярной безопасности НПВП особенно актуальна при ревматических заболеваниях, при которых системный воспалительный процесс ассоциируется с увеличением вероятности развития сосудистых катастроф независимо от классических факторов риска атеротромбоза.

Кроме того, в последние годы внимание исследователей привлекает вопрос взаимодействия НГ1ВП и гипотензивных препаратов. Известно, что НПВП могут снижать эффективность ряда гипотензивных лекарственных средств, особенно ингибиторов АПФ и b-блокаторов в связи с подавлением ЦОГ-1, которая необходима для поддержания многих физиологических процессов, включая почечное кровообращение. Так, НПВП, ослабляя образование PGI2 и PGE2, двояким образом ослабляют гипотензивный эффект иАПФ: во-первых, уменьшая образование эндогенных факторов, которые частично опосредует вазодилатирующий и натрийуретический эффект иАПФ, и, во-вторых, снижая активность ренин-ангиотензиновой системы, с влиянием на которую связывают вазодилатирующее действие иАПФ. При комбинированном использовании индометацина и, возможно, других НПВП и иАПФ значительно повышается риск развития гиперкалиемии вследствие резкого снижения активности РААС.

Место глюкокортикоидов (ГКС) в лечении РА широко обсуждается ревматологическим сообществом уже более 50 лет.

ГКС до сих пор являются наиболее эффективными противовоспалительными препаратами и потенциально обладают способностью подавлять большинство механизмов, лежащих в основе ревматоидного воспаления. Вместе с тем, частота, тяжесть побочных эффектов ГКС и их негативный «вклад» в исходы заболевания изучены недостаточно. Фактически оценке истинного значения негативных факторов ГКС-терапии в зависимости от схем лечения и клинических особенностей РА посвящено значительно меньше исследований, чем изучению их эффективности.

Согласно анализу базы данных (Arthritis, Rheumatism, and Aging Medical Information System — ARAMIS) у пациентов PA, леченных ГКС, риск преждевременной летальности в 1,5 раза выше, чем у пациентов, не получавших ГКС.

Имеется ряд клинических исследований, в которых докатано, что длительная терапия ГКС в больших дозах может сопровождаться повышением артериального давления, тогда как продолжительное использование в лечении низких доз ГКС (менее 10 мг преднизолона в день в течение в среднем 2,7 года) не ассоциируется с увеличением частоты случаев артериальной гипертензии.

Кроме того, к частым побочным эффектам ГКС следует отнести отеки, связанные с задержкой натрия и жидкости, и гиперлипидемию.

Лечение ГКС практически во всех случаях приводит к развитию тех или иных нежелательных реакций. По неясным причинам у одних больных они возникают быстрее, чем у других. В целом частота побочных эффектов нарастает при увеличении дозы или длительности приема ГКС. Иногда их выраженность зависит от состояния органов, на функцию которых оказывают влияние ГКС. Побочные эффекты ГКС-терапии непосредственно связаны со спектром фармакологической активности этих препаратов. Они включают в первую очередь разнообразные клинические проявления, характерные для синдрома Кушинга, супрессии оси гипоталамус-гипофиз-падпочечники, подавления нормальных воспалительных и иммунологических реакций и отрицательного азотистого баланса.

Противоречивы данные, касающиеся роли ГКС в развитии атеросклеротического поражения сосудов. С одной стороны, длительное лечение ГКС может индуцировать атеросклеротическое поражение сосудов, в частности, снижение уровня липопротеидов высокой плотности.

В то же время, поскольку воспалительная активность РА является важным «проатерогенным» фактором, подавление воспаления, в том числе и с помощью ГКС, потенциально может снижать риск развития атеросклероза. Имеются исследования, в которых показано, что ГКС могут способствовать нормализации липидных нарушений, связанных с высокой воспалительной активностью РА.

У пациентов с активным РА или имеющих факторы риска неблагоприятного прогноза препаратом выбора является метотрексат, так как обладает наиболее благоприятным соотношением эффективность/токсичность. Эффективность метотрексата при РА подтверждена во многих контролируемых исследованиях. Это позволяет рассматривать его в качестве «золотого стандарта» фармакотерапии и определяет его центральное место в лечении РА. Метотрексат обладает не только базисным, но и прямым антивоспалительным действием, поэтому положительный его эффект наступает быстрее, чем других болезнь-модифицирующих антиревматических препаратов.

Имеются данные о том, что более 50% пациентов РА могут принимать метотрексат более 3-х лет, что существенно больше, чем другие «базисные» препараты. Следует отметить, что в целом прекращение лечения метотрексатом чаще связано с развитием побочных эффектов, чем с неэффективностью лечения. Несмотря на то, что побочные эффекты отмечаются примерно у 50% больных, получающих низкие дозы МТ, в целом этот препарат переносится лучше, чем другие базисные препараты.

Принципиальное значение имеют данные, касающиеся влияния базисной терапии на жизненный прогноз пациентов РА. Оказалось, что у тех из них, которые получали адекватную «базисную» терапию на протяжении всего периода болезни, продолжительность жизни достоверно выше (практически не отличается от популяционной), чем у больных, которые в силу различных причин не принимали базисные препараты или принимали их эпизодически.

ЕЛ. Насонов отмечает, что эффективное лечение метотрексатом позволяет существенно снизить кардиоваскулярную легальность у пациентов РА, которая является одной из основных причин уменьшения продолжительности жизни.

Вместе с тем, имеются данные о прямом кардиотоксическом действии метотрексата, известно, что прием данного препарата приводит к гипергомоцистеииемии, которая, в свою очередь, повреждает эндотелиальные клетки, снижает выработку эндотелиального расслабляющего фактора, усиливает пролиферацию гладкомышечных клеток. Это может приводить к повышению общего периферического сопротивления сосудов и перегрузке давлением.

Исследования последних лет показали, что при использовании в терапии метотрексата возрастает образование аденозина, тормозящего синтез коллагеназы, а также происходит увеличение количества коллагена в печени с развитием фиброза, поэтому нельзя исключить гиперпродукцию коллагена и в миокарде.

Несмотря на наличии сообщений об отрицательном действии нестероидных противовоспалительных препаратов, глюкокортикоидов и метотрексата па сердечно-сосудистую систему в целом, в доступной литературе мы не встретили работ, посвященных исследованию влияния данных лекарственных средств па структурно-функциональное состояние левого желудочка при РА, что предполагает необходимость изучения этого вопроса.

Представленные литературные данные свидетельствуют о том, что, несмотря на высокий риск развития сердечно-сосудистых осложнений при ревматоидном артрите, нельзя не заметить чрезвычайную редкость изысканий в области изучения морфофункционального состояния сердца при данной патологии. В доступной литературе практически не представлено данных о типах структурно-геометрической перестройки левого желудочка. Недостаточно освещены вопросы, касающиеся влияния лекарственных средств, используемых в терапии ревматоидного артрита на структуру и функцию сердца. Вместе с тем, изучение этих вопросов имеет несомненный научный и практический интерес, так как позволяет разработать рекомендации, направленные на повышение качества обследования и лечения пациентов с ревматоидным артритом, усовершенствовать методику диагностики и динамического наблюдения с целью предупреждения развития кардиоваскулярных осложнений у данной категории больных.

Читайте также

Оставить комментарий